light side

Он улетел, и не обещал вернуться

Previous Entry Поделиться Next Entry
True Faldino по самое Бергамо, просто и гениально
light side
master_zelenki
АКТ 1. (Выходит Труффальдино)

Труффальдино:
У меня нет жены и большое Бергамо –
Вот такой вот длины родила меня мама…
Я умею читать слово «попа» по пальцам
И невесте своей ремонтирую пяльца.

Я – слуга двух господ и большого Бергамо,
У меня круглый рот и огромная рама,
Мама мыла ее и сломала защелку –
И теперь мой Бергам там, где жалко у пчелки…

У меня нет жены, у меня нету дочек,
Но зато у меня панталоны в цветочек!
Запускаю туда две большие ладони…
Ну, а что с меня взять? Я – созданье Гольдони…


Спустилась ночь по самое Бергамо
Прокралась тень от туи между ног
Уснули и сорока, и Верона
Лишь дожа беспокоит Гарибальди.
И он себе в который раз втыкает
Клистир венецианского стекла.
Храпит в алькове римский папа-Рацци,
И только я, несчастный Труффальдино,
Весь круглая, как пицца, сирота.
Уж полночь бьет, пора готовить завтрак.
Как долго нынче преют макароны.
В Италии все снова через Джотто.
Как говорил великий Расчленини,
Семь раз отрежь, а лучше – даже восемь.
Чу, слышу стук копыт по всей кровати,
Опять, наверно, разбудили лошадь.
Пойду-ка приторочу ей к седлу.
(Входит Смеральдина)
А, Смеральдина, что тебе не спится?
Смеральдина: Да спиться я всегда еще успею.
Труффальдино: Я вижу, ты сегодня во фритюре.
Смеральдина: О да, мой друг, упала я в картошку,
Когда пыталась выдавить пюре.
Труффальдино: О, как круты в Италии тарелки!
Однако, вижу, ты пришла по делу.
Смеральдина: Да, у меня тут полный лифчик почты.
Как давят грудь сургучные печати.
Не хочешь распечатать мне конверт?
Труффальдино: Хочу, но не сейчас. Сейчас нет мочи.
Я только что вытрахивал ковры.
Смеральдина: Тогда послушай, коль не в силах трогать.
Моя хозяйка тотушка Кутунья
Вопрос имеет к вашему сеньору:
Когда ее он сможет поиметь?
Труффальдино: Сегодня в полночь на могиле Верди.
Смеральдина: Так он же жив!
Труффальдино: Так ночь еще не скоро.
Как говорил не раз Маккиавелли,
Ничто мужчину так не украшает,
Как пышная, добротная могила.
Смеральдина: Моя хозяйка так кипит от страсти,
Что на зубах поплавились коронки.
Она ночами мечется в постели
Так, что под утро вся кровать в икре.
Труффальдино: Ну что ж, я вижу, мы договорились.
Теперь скорее открывай все щели,
Сожми сильней мои аэрозоли.
Пришел сезон охоты на клопов.
Смеральдина: Уместна тут цитата Пеленгаса,
Который был изряднейший провидец:
«Нельзя войти в одну и ту же воду,
Поскольку ноги воду вытесняют».
Труффальдино: Вот это да! Ну ты – ума палата.
Семь пядей, знать, во лбу и восемь ниже.
Ты всех клопов задавишь интеллектом.
Скорей, скорей, Италия в клопах!


АКТ 2. Появляется Панталоне.

Панталоне: Как страшно здесь. Полночное свинтило
Опять свинтило в коридоре лампу.
Того гляди, метлу заправит дворник,
Или сорвет резьбу бродячий слесарь.
О горе мне, сеньору Панталоне.
Я чувствовал, что нужно не приехать.
До слез доводят шулера-соседи:
Все так и норовят сыграть в мой покер…
Какой непостоялый этот двор!


В заповедном лесу, где трепещет лопух,
В золоченой карете, в товарном вагоне,
Хоть семь пядей во лбу, хоть в гриппу, хоть в гробу,
Собираяся в путь, не забудь Панталоне.

Без меня всем по жизни полнейший голяк –
От студентки химфака до вора в законе.
Вот с балкона любовник сигает во мрак
И, снижаясь кричит : «Где же вы, Панталоне?»

Будь ты спинка минтая иль девка с веслом,
Не изволь сомневаться в великом законе:
Хоть ты бейся об стену, хоть лбом, хоть кайлом,
Но при этом на попу надень Панталоне.

Хоть ты спи на попоне, хоть спи ты с попом,
Но не мучай помпон на своем Панталоне.

Где ж мой слуга? Где это Труффальдино?
Недавно Паганини дал я Маху,
Чтоб из нее он смастерил мне скрипку.
Слуга – подлец, - отнес ее Джузеппе,
Джузеппе Верди (кто ж его не знает,
Прославленный создатель Буратино)
Слепил мне Буратино из Ямахи.
Я нюх его приду топтать в могилу.
Но чу! Идут шаги по коридору.
Пора мне за портьеру спрятать покер,
Чтобы в него внезапно не сыграли.

(Входит Колготти)

Колготти: Как классно здесь! Полночное свинтило
Свинтило, слава Богу, эту лампу,
И дворнику никто не помешает
Заправить мне метлу для гигиены.
Я знал, что надо ехать в это место.
Такие все озорники-соседи.
Проказники. Вчера порвали покер,
Так я теперь играю им на флейте.
Какой чудесный постоялый двор.
Здесь все стоит. Куда ни ткнись – наткнешься.
Но где же мой плутишка Труффальдино?
Я беспокоюсь, как его Бергамо.
Меня он попросил за метр спагетти
Исполнить шесть капризов Паганини.
А Паганини стал такой капризный –
Все просит он то выше взять, то ниже.
На третьем у него порвались струны.
На пятом – он натер себе смычок
Отборнейшей иранской канифолью –
Ее привозят турки из Тюмени
С красивой биркой: «Маде ин Тайвань».
Чу! Слышу я шаги по коридору.
Пора принять приветственную позу.

(Колготти уходит. Появляется Труффальдино)

Труффальдино: Так в жизни повезло мне с господами –
Сеньоры Панталоне и Колготти
Ни разу не похожи друг на друга.
Вот Панталоне угодить так сложно.
Колготти ж угодишь в любое место.
Один так добр, что все свои дукаты
Пожертвовал на детские рейтузы.
Другой у нищих отбирает дыры
И у голодных отнимает сало.
Один – аскет, святая добродетель.
Другой – в свое присутственное место
Без счета всех паломников пускает.
Кому ж из них назначила свиданье
(Вы не забыли, кто его назначил?)
резвушка тушка тотушка Кутунья.
Попробую отправить Панталоне.
А вот и он.

(Появляется Панталоне)

Панталоне: А вот и Труффальдино.
Бездельник! Где ты шлялся всю неделю?
Я заблудился в этом коридоре.
Переведи меня через майдан.
Труффальдино: Сначала дайте лиру, старый лирник.
Вы мне должны за целую неделю.
Я что вам тут шахтер – сидеть без денег?
Панталоне: Не кипятись, мой верный кипятильник.
Держи карман пошире. Вот зарплата.
Тут сто монет. Потом вернешь сто двадцать,
И, кстати, распишись за двести сорок.
Труффальдино: А почему написано пятьсот?
Панталоне (в сторону):
Он слеп, как крот. Он нолик не заметил.
(к Труффальдино)
Поставь скорее крестик там, где нолик.
Труффальдино: А деньги где?
Панталоне: Через неделю будут.
Миланский банк опять влетел на курсе
И вместо денег шлет нам поцелуй.
Труффальдино: А я принес приятное известье,
Но не скажу его.
Панталоне: Проклятый Печкин!
Тогда хоть намекни мне.
Труффальдино: Намекаю.
Есть некая и кáкая особа,
Которая инкогнито вас хочет.
Панталоне: Не понял. А конкретней ты не можешь?
Что хочет?
Труффальдино: Хочет вас.
Панталоне: А сколько платит?
Труффальдино: Вот старый жмот. Сеньоре Панталоне,
Сегодня в полночь на могиле Верди
Вас ждет любовь.
Панталоне: Ах Верди! Хрен дождется!
Не смей при мне ругаться словом Верди.
Мерзавец – изувечил мне Ямаху,
С его я гробом рядом лечь не сяду.
Труффальдино: Ну нет, так нет. Софи свою Лорен.
Вот ваша дверь, хозяин. Я – на кухню.
Воткну вам артишоки в равиоли.
Панталоне: А это вкусно?
Труффальдино: Вскрытие покажет.
Идите же привязывать салфетку
К дыре, которой вы всегда едите.
(Панталоне уходит)
Ушел. Пойду порадую Колготти.
Раз Панталоне девственный, как чаща.
А вот и он.

(Появляется Колготти)

Колготти: А вот и Труффальдино!
Скажи, слуга, меня никто не хочет
Случайно в полночь на могиле Верди?
Труффальдино: Что вы сказать хотите?
Колготти: Намекаю. Я видел сон,
А в нем – мужская дружба.
Она была большая, как до гроба.
Проснулся я, а сон мне прямо в руку.
Труффальдино: Ну если так, то так оно и есть.
Сегодня в полночь на могиле Верди,
А дальше все, как вам уже приснилось.
Колготти: Какой восторг!
Держи свою зарплату.
Пятьсот монет. Распишешься за сорок.
Теперь иди на кухню – там кастрюля,
Засунь мне равиоли в артишоки.
Труффальдино: А это вкусно?
Колготти: Это куртуазно! Я обожаю эти экивоки.
Как говорил великий Песталоцци,
Ничто мужчину так не украшает,
Как миленький венок из незабудок.
Труффальдино: Ну, я пошел.
Колготти: Иди, иди, но задом,
Иначе за себя я не ручаюсь,
Могу внезапно сделать реверанс.

АКТ 3. Хозяйка и Смеральдина.

Спят усталые игрушки,
Спят мартышки и кукушки,
А две девушки в подушки
Ронят горькую слезу…

У одной душа томится,
Грудь пылает, как две пиццы,
И трепещет ягодица,
Словно бабочка в грозу.

А другой на сердце гадко,
Словно как-то так, украдкой
Наступила голой пяткой
На гремучую гюрзу.

Петушок не топчет курочку с утра…
Кто нас не хочет – тот сам дурак!


Смеральдина: Хозяйка что-то нынче приумолкла.
Висит в углу четвертую неделю.
Видать, ее снедает пламя страсти.
Я на нее поставила кастрюльку.
Прошел уж час – наверное, вскипела.

Смеральдина: Сударыня, лонфрен-лонфра,
Я вам сварю спагетти!
Хозяйка: Не тронь меня! Гип-гип-ура!
От них бывают дети!

Когда жила не помню с кем,
Вообще не знала, что я ем,
Теперь имею тьму проблем,
А вместо мужа – эти.

Смеральдина: Сударыня, тяни-толкай,
Пора поесть по-царски!
Я расстегну вам расстегай,
А в нем шашлык по-карски.

Пред тем, как съесть сей божий дар,
Необходимо сделать «Кар!»
Хозяйка: Какой кошмар, какой кошмар,
Какой кошмар кошмарский.

Смеральдина: Тирлим-бом-бом, едрена мать,
В полу скребутся мыши,
А коль приставку «скр» убрать,
То вряд ли станет тише.

Вместе: Теперь изменим наш маршрут,
Есть в графском парке черный пруд,
Хотя на кой он нужен тут –
Нас это не колышет.

Смеральдина: Как к женщине, туды-сюды,
Всегда судьба сурова!
Пора вставать, едрена мать,
Ведут ложиться снова.

Вместе: Нам некогда вязать крючком,
Нам некуда скакать с сачком…
Куда идем мы с Пятачком?
Об этом мы не слова…

Смеральдина (Обращается к хозяйке):
Хозяйка, вам не скучно там, на люстре?
Давайте поболтаем, хоть ногами.
На днях я прочитала Пеленгаса
(Возле горшка стоит у нас двухтомник).
Хозяйка: И что он пишет нам?
Смеральдина: Горшок?
Хозяйка: Двухтомник!
Смеральдина: Тьма мудрых мыслей. Например, такая:
«Нельзя войти в одну и ту же воду
Одними же и теми же ногами».
Хозяйка: Каков же вывод?
Смеральдина: Мафия бессмертна!
Вчера я ночью возвращалась с рынка,
В пути мне отстрелили полморковки.
Теперь едим бесполую морковь.
Хозяйка: А это вкусно?
Смеральдина: Пальчики оближешь.
Вчера с утра как нализалась пальцев,
Так до сих пор во рту, как кот наплакал.
Хозяйка: Какие времена, такие нравы.
Ты, кстати, отдала мою записку?
Смеральдина: За писку я у вас не отвечаю.
Я на словах сказала, что просили
Всем, кто попался – вас никто не хочет.
Но есть один резервный вариант:
Не знает вас хозяин Труффальдино,
Не видел никогда и не увидит,
Поскольку встречу вам назначил ночью
И слеп, как крот.
Хозяйка: Каков он из себя?
Смеральдина: Каков он из себя – мне не известно,
Но из других торчит довольно смело.
Он – как енотовидная собака,
Которая видна одним енотам.
Достоинства его неизмеримы.
Хозяйка: Хочу его достоинства измерить
Своим невинным трепетным аршином.
Смеральдина: Тогда, сеньора, собирайтесь в путь
Вам светит романтическая встреча.
Сегодня в полночь на могилу Верди
Вы явитесь во тьме и в пенюаре,
В руке держите томик Пеленгаса,
Который, кстати, как-то раз сказал:
«Нельзя войти в одну и ту же дважды
Одними же и теми же ногами».
Хозяйка: Так я бегу!
Смеральдина: Постойте же, сеньора,
Вы взять забыли томик Пеленгаса,
Чтоб вас на виражах не заносило.
Ушла. Надеть забыла даже зубы.
Я не успела толком помолиться.
Храни ее, Святой Предохранитель!



АКТ 4. Труффальдино.

Труффальдино: Итак, дела господские уладил.
Пора заняться собственным развратом.
Давно я не гонял по крышам кошек
И не играл девицам в их трик-трак.
Сейчас сюда придет Эсмеральдина.

(Появляется Смеральдина)

Смеральдина: Сейчас сюда приду я, мой любимый.
Ведь я тебе всегда на все согласна.
Вот мой трик-трак.
Труффальдино: Сначала – моцион.
Как смотришь ты на при луне прогулку?
Пойдем с тобой пройдемся по кладбищу.
Там нынче затевается интрижка,
Достойная чернильного пера.
Смеральдина: Да что я не видала на кладбище?
Труффальдино: Я расскажу. Нас ждут сады Эдема.
Увидишь ты все то, что нашептала
Мне муза Странствий дивной южной ночью,
Когда я задыхался под левкоем.
Пойдем со мной, увидишь ты, родная,
Как в затхлом склепе трахаются черви
Об доски гроба прямо с потолка.
Смеральдина: Отличная идея, мой любимый.
Пожалуй, я схожу сменю колготки
На жесткие штаны из грубой кожи.
Удобно в них лежать от страха в коме.
А нет ли у тебя других идей?
Труффальдино: Да у меня идей – что шишек в туе.
Смеральдина: Не поминай ты в туе шишек имя.
Я опасаюсь всяческих отростков.
Труффальдино: Тогда напомню первый вариант.
Сегодня мы гуляем по кладбищу.
Там, кстати, есть могила Пеленгаса.
Смеральдина: И я смогу поцеловать оградку!
Труффальдино: А это вкусно?
Смеральдина: Это – символично.
И так полезно, что уже идем.

АКТ 5. Священник.

Мы очень даже знаем, как надо жить на свете
Евангелие читаем и прописи в газете.
И всей душою праведной стремимся мы к добру,
Особенно проснувшись поутру.

Но соблазны, соблазны манят и пленяют,
Они так опасны, они опьяняют.
Сердце бьется тревожно, горит без огня, -
Устоять невозможно, - держите меня.

Когда б я жил в России, я был бы крупным попом,
Как говорил Россини, ко мне б валили скопом.
Под куполом соборным я б отпускал грехи,
И звалиб попом Корном меня большевики.

Появляется Панталоне.

Панталоне: Святой Отец, примите покаяние.
Я согрешил: вчера я пукнул в храме.
Священник: Ну, то не грех, никто коль не заметил.
Панталоне: Да вряд ли не заметил, потому что
Священника в сарай снесло с амвона.
Священник: Тогда, конечно, грех. Во искупленье
Ты вечером зайдешь ко мне под рясу
Прочтешь двенадцать раз там «Отче наш»
Панталоне: Помилуйте, читать я не умею.
Назначьте мне другую епитимью.
Священник: Постой, я посмотрю свой Катехизис.
Страница двадцать. Пуканье во храме.
Ты должен, облысев, взойти на паперть
И там стоять с протянутой рукою,
В другой руке сжимая крепко кепку.
Как только накартавишь сто дукатов,
Считать ты можешь, грех твой отпущен.
Панталоне: Помилуйте, я не могу на паперть.
Здоровье – никуда, то флюс, то люэс,
Быть может, епитимья есть попроще?
Священник: Попроще – не ко мне, а в синагогу.
Даю тебе последнюю попытку.
Сегодня ночью на могилу Верди
Ты явишься в пилотке цвета хаки
И отстоишь в почетном карауле
Носками врозь до первых петухов.
Панталоне: И будет грех прощен?
Священник: Я сомневаюсь,
Но простатит придет молниеносно.
Панталоне: Спасибо вам, кюре. Вы – просто падре.
Вы жизнь мне изменили.
Священник: Что, серьезно?
Сходить, что ль, тоже на могилу Верди,
И посмотреть на первых петухов,
Раз это так внезапно очищает?
Панталоне: О Боже! Я в восторге, милый падре.
Я жду вас через час на остановке.
Священник: У ратуши.
Панталоне: А как я вас узнаю?
Священник: Довольно просто: по паникадилу.
Панталоне: А это вкусно?
Священник: Это – канонично.

Действие 6. Кладбище. Появляется Колготти.

Колготти: Как мило здесь. Кругом одни могилки.
Везде стоят скамеечки, и можно
Расправить ноги, онемевшим членам
Дав отдохнуть. Цветут кругом цветочки.
Вот только жаль, что ничего не видно,
Наверно, ночь, а может – планетарий.
Не знаю, я тут, право, в первый раз.
Чу, слышу я во тьме кромешной звуки.
Струится чье-то дивное сиянье.
Пойду-ка гляну, кто его струит.
Возможно, там моя мужская дружба.

Появляются Панталоне со Святым отцом.

Панталоне: Как страшно здесь. Кругом одни могилы.
Пойду пощекочусь, чтоб рассмеяться.
Святой отец, ступайте осторожней,
Чтоб не свалиться в гнусную клоаку.
Вы где, Святой отец?
Священник: Я тут, в клоаке.
Панталоне: Молитесь за меня в уединеньи,
А я пойду исполню епитимью.

Появляются Труффальдино со Служанкой.

Труффальдино: Любимая, иди за мною смело.
Будь осторожна, здесь ужасно скучно,
Но нас развеселит могила Верди,
Я знаю, там сегодня дискотека,
И мы с тобой погоцаем «Аиду».
Смеральдина: Недавно я читала Пеленгаса,
Так он, как раз, писал на эту тему:
«Нельзя два раза одного Аида
Одними же и теми же ногами».

Хозяйка сидит на могиле.

Хозяйка: Уже почти двенадцать. Десять с чем-то.
И я терпеть молчать уже не в силах.
Как жаль, что я забыла рукоделье,
Могла б сейчас попялиться на пяльца,
А так сижу я битый час в загадках:
Загадили проклятые вороны.

Входит Колготти.

Колготти: Здесь кто-то есть? И, видимо, мужчина.
Я явственно во тьме кромешной слышу,
Как шелестят волосья на ногах.

Хозяйка: Какой нахал! Я – женщина.
Колготти: Не врите. Как говорил великий Песталоцци,
Все половые признаки – вторичны.
Первична лишь материя. Снимайте.

Появляется Панталоне.

Панталоне: Замрите все. Равнение на знамя.
Сейчас здесь будет смена караулов.

Хозяйка: Вот повезло! Пришел еще мужчина.
Рассмотрим наш любовный треугольник,
Докажем всем, что он равносторонний.
Снимайте пифагоровы штаны.

Появляются Служанка с Труффальдино.

Труффальдино: Как раз успели мы на дискотеку.
Все без штанов, видать, в разгаре танцы.
Смеральдина: А как ты разглядел их в темноте?
Труффальдино: Я чую: я родился в год Собаки.
Ты можешь убедиться, бросив палку.

Служанка бросает палку, из могили вылезает Верди.

Верди: Какой дурак кидается дровами
И нарушает кайф титана Верди?
Нигде мне нет спасенья от фанатов:
Мешают стать отшельником и раком,
Боюсь лежать в гробу спиною кверху,
Чтобы они не взяли мой автограф.
О бремя славы! Всю юдоль раздуло…
Труффальдино: Ты кто, придурок?
Верди: Я – великий Верди.
Смеральдина: Какой ты там великий? Метр с кепкой.
Верди: Не ваше дело обсуждать титана.
Сегодня я справляю день рожденья.
Панталоне: А почему в гробу?
Верди: А потому что
В гробу я видел ваши поздравленья.
Толпитесь тут, как под стенами Рима
толпились любопытные варвары.
Ну, кто из вас рискнет меня поздравить?
Предупреждаю всех: я очень тронут.
Где тортик с поминальными свечами?
Хозяйка: А это вкусно?
Верди: Это всем не хватит.
Колготти: Тогда довольно с вас и шоколадки.
Сейчас вам будем делать happy birthday.
Верди: Ну если вы такой ансамбль «Фрейлехс»,
То спойте мне тогда Хаве Могилу.


(С) Авторы: Гарик Конн, Вадим Голобородько, Александр Король, Сергей Мартынюк, Вадим
Тучинский и компания.

?

Log in